Как я с Михаилом Козаковым пообщался

О прямой линии с Козаковым

Сегодня — день рождения актёра, режиссёра, писателя, чтеца Михаила Михайловича Козакова.

Однажды мне довелось с ним немного пообщаться, и это было незабываемо. И я хочу об этом рассказать.

В юности я был очень большим фанатом советского кино. Я собирал вырезки из газет и журналов, покупал книги (как старые на барахолках, так и новые — тратил на них стипендию, книжки тогда были не такие дорогие). С тех пор я всё это не разлюбил, просто интересов сегодня гораздо больше, а времени гораздо меньше.
Одной из любимых книг-мемуаров была «Актёрская книга» Михаила Козакова. Он писал интересно, литературные способности явно передались по наследству (его отец был писателем, автором романа «Крушение империи»).
А фильм Козакова «Покровские ворота» был (и остаётся) одним из любимейших. Натюрлих!

В газете «Комсомольская правда», которую мы в семье тогда выписывали, часто устраивали «Прямые линии» с известными людьми. Это когда в редакцию приглашают звезду в определённый час, а читатели задают по телефону вопросы. В московскую редакцию звонить из Украины было сложно и дорого, а вот в киевскую — вполне реально. И я несколько раз в таких «Прямых линиях» поучаствовал, и впервые это было как раз с Козаковым (он с театром был в Киеве на гастролях, со спектаклем «Играем Стринберг-блюз»).

Анонс прямой линии с Козаковым

О чём же спросить?
Возможно, это был не самый удачный выбор.
Дело в том, что я тогда очень активно изучал творчество Леонида Гайдая, в одной из передач слышал, что он на роль Бендера пробовал очень многих. Даже Фрунзика Мкртчяна.
В числе претендентов был и Козаков.

Интернета тогда у меня не было, как и компьютера, и все нужные сведения выуживались из прессы, книг и ТВ. Потом всё это стало намного легче.

Пробы М.Козакова на роль Бендера у Л.Гайдая

Вот мне и захотелось как-то связать этих интересных мне личностей, в кино не пересекавшихся. Кстати, позже я узнал, что Козаков пробовался и на роль судьи Ляпкина-Тяпкина в «Инкогнито из Петербурга» Гайдая.

Проба Козакова на роль судьи Ляпкина-Тяпкина

Моя мама, поддерживающая меня в моих увлечениях, отметила, что надо обязательно упомянуть, что читал книгу Козакова. Резонный довод.

В общем, день пришёл, и я набрал номер. Трубку взял сотрудник редакции и уточнил, какой вопрос я хочу задать. Вопрос мой ему понравился, он сказал подождать. И вот меня соединяют с Михаилом Михайловичем.

Сейчас я приведу текст «Прямой линии», который был опубликован, а потом добавлю то, что опубликовано не было. Очень жаль, что не было возможности записать беседу на диктофон.

Прямая линия с Козаковым. 2001 год
Та самая газета

— Здравствуйте, Вас беспокоит Анатолий, студент Донецкого технического университета. Я большой поклонник Вашего фильма «Покровские ворота», но вопрос у меня о другом. Прочитав Вашу книгу, я ничего не нашёл о том, как Вы проходили пробы на роль Остапа Бендера у Леонида Гайдая. Хотелось бы подробнее услышать об этом.

— Вообще, в книгу вкладываешь не всё. Мало ли где я пробовался. Жизнь длинная, и не обязательно всё, что было сделано, должно вместиться в книгу. Я ведь больше писал не столько о себе, сколько о времени, в котором я жил.
Что касается Бендера, то я хорошо помню, как Олег Ефремов говорит мне: «Слушай, там Гайдай Лёня запускает «12 стульев». А я как раз играл комедийные роли в театре. «Я, — говорит, — скажу ему, чтоб тебя попробовал». Сам Ефремов не пробовался.
Короче говоря, меня вызвал Гайдай — мы были в приятельских отношениях — и я попробовался. Нас тогда двадцать актёров было на пробах. Причём какие актёры! Женя Евстигнеев, Андрюша Миронов и кто только не пробовался ещё!
Гайдай не знал, на ком остановиться. И остановился на 21-м актёре. Это был Александр Белявский. И он начал его снимать. Но потом дело почему-то не пошло. И тогда Гайдай пригласил грузинского актёра Гомиашвили.
Хотя, честно говоря, я больше люблю «12 стульев» Марка Захарова. А из Остапов больше люблю Андрея Миронова.

Это то, что вошло в текст газеты. Вошло, естественно, не всё. Да и то, что вошло, слегка подредактировано.

Я представился Михаилу Михайловичу так, как я обычно представлялся: Толик. Мне тогда ещё двадцати не было. Козаков меня сразу поправил: «Анатолий».
Про то, что все пробы в книгу не вместить я и сам понимал, что это глупо, но как-то так у меня вопрос сложился…
По «12 стульям» Захарова он сказал, что ему там нравится музыка, песни в исполнении Миронова. Он даже слегка напел строчку «Белеет мой парус».

Ну и главное — в конце нашей беседы Козаков сказал мне много тёплых слов о том, как ему приятно то, что молодой человек читает его книгу.

А мне было очень приятно, что я пообщался с такой личностью!

P.S. С тех пор я при знакомстве со старшими людьми всегда представляюсь: «Анатолий».

P.P.S. Ранее эта статья публиковалась в блогах «Дом под горой» на Дзене и в Живом журнале.

Светлая память Михаилу Михайловичу Козакову!

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ:

Михаил Козаков и Давид Самойлов: о «Покровских воротах» и о времени — в стихах!

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©