«Это была спецоперация». Детали фильма «Брат-2», на которые я раньше не обращал внимания

Брат-2 "спецоперация"

На выходных пересмотрели «Брат-2». Точнее, мы с женой пересмотрели, а дочь смотрела в первый раз. Любопытно было с сегодняшней точки зрения оценить детали, которые во многом оказались пророческими — всё-таки Алексей Балабанов очень точно уловил народное настроение.

Отношение к фильму за годы не изменилось. Я продолжаю считать, что «Брат-2» — отличный фильм, наполненный сатирой или даже скорее сарказмом, с народным героем, с блестящим саундтреком (о нём разговор отдельный). Но со слабым сюжетом (когда-то на эту тему я написал одну из своих ранних статей). Первый фильм был более цельным… Но сейчас — не об этом.

Вернёмся к последнему просмотру. Как всегда, доставили удовольствие любимые сцены с двумя таксистами, хоть я и помнил их практически наизусть. Афоризмы этих персонажей давно вошли в нашу речь, от «Были люди как люди, и вдруг все стали кретины» до «Где твоя Родина, сынок»…

А вот некоторые моменты смотрятся теперь по-другому, и некоторые детали ранее не замечались.

«Спецоперация»

Помните, фильм начинается с беседы трёх друзей (ветеранов чеченской войны) с Иваном Демидовым в прямом эфире ТВ-6? Ведущий спрашивает у Константина, за что тот получил орден.

И герой отвечает:

— Это была спецоперация!

Я чуть с дивана не упал. Раньше на это слово вообще внимания не обращал, теперь оно ассоциируется исключительно сами знаете с чем…

«Фашист»

Когда вышел фильм, мои ассоциации с фашистами были связаны исключительно с Великой Отечественной войной.
Персонаж «Фашист», сыгранный Константином Мурзенко, тогда воспринимался просто как забавный персонаж. Теперь мутный тип со свастикой, который держит подпольный склад оружия, скорее настораживает. Интересно, чем бы этот персонаж занимался сегодня — если дожил бы до наших времён? Какую сторону принял бы? Хотя, скорее всего, не дожил бы…

Бендеровец?

Украинская мафия в Нью-Йорке запомнилась ещё с первого просмотра. «Москаль мені не земляк»… Но только сейчас обратил внимание на один момент. Виктор спрашивает украинца: «Бендеровец?» (почему-то многие их называют их именно «бЕндеровцы», а не «бАндеровцы»).
Вопрос возмущает мафиози: «Що?»

И потом, в другой сцене тот украинец говорит своим о Викторе, когда видит его фотографию:

Я його в аеропорту бачив. Вiн мене бандеровцем обiзвав, собака.

Бандеровцем обозвал, говорит.
Намёк на то, что 22 года назад слово «бандеровец» было ругательным для украинца?

Винтовки Мосина не интересуют

Ну и ещё один момент оказался интересным лично мне. Возможно, широкой публике он не покажется таким смешным.
Это снова касается Фашиста. Он показывает Илье и Даниле ассортимент своего склада, говорит названия имеющегося оружия. И в конце демонстрации говорит:

— Винтовки Мосина, думаю, вас не заинтересуют.

Все эти названия, озвучиваемые Фашистом, ранее были мне малоинтересны. Никогда не интересовался огнестрельным оружием — вот абсолютно равнодушен к нему. Но в конце февраля этого года меня с моей основной работы отправили в военкомат — думалось, что на какие-то сборы, но оказалось, на войну… Толку от меня там не было (не служил), стрелять не довелось (и слава Богу). Зато сам «поймал» пулю в ногу от украинского снайпера, и теперь лечусь. Но дело не в этом. Оружие, которое нам выдали, как раз и были винтовки имени Мосина! 1944 года выпуска, длинные и неудобные. Когда пересекались с профессиональными военными, «мосинки» вызывали у них недоумение, многие просили их подержать, чтобы сфотографироваться с таким раритетом.

Неудивительно, что эти винтовки Фашист даже предлагать не стал…

Вас может заинтересовать:

Горшенёва должен был заменить Шнуров, но ничего не вышло. О недоснятом фильме Алексея Балабанова

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©